Скорее в Меньшово!


"Читальный зал" домашней библиотеки сайта знакомит со строками писем семьи художника Василия Дмитриевича Поленова из деревни Меньшово (Меншово) Подольского уезда.
Этим строчкам 130 лет, они доносят до нас истинную картину жизни небогатой старинной патриархальной усадьбы той поры...

Апрель 1885 год.
 
  Поленовы определяются…

.. оленоваИз письма Натальи Поленовой (фото справа) сестре мужа - Елене Дмитриевне:

«Василий всё время бодр и хорошо настроен, хочется работать. Вот отчего мне и хочется скорее в Меньшово, я там приму меры для устройства мастерской.
Василий берёт с собой натурщика для позирования на солнце».


мать Поленова  В письме от 25 апреля мать художника (фото слева)
 
Мария Алексеевна спрашивала у своей снохи:

   «…был ли Василий Дмитриевич в усадьбе Лопухиной?»


 



  И принято окончательное решение, которое оставило след в истории этой неприметной деревушки Подмосковья.
 
   27 апреля 1885 года семья Поленовых, в составе Василия Дмитриевича, Натальи Васильевны и их крошечного сына Фёдора, в сопровождении кормилицы, няни, кухарки и слуги по имени Емельян, приехала в Меньшово.


   Наталья Васильевна сообщает Елене Поленовой:

«Во-первых, жара была страшная. Приехали мы на Курский вокзал – народу, протолкнуться нельзя, всё это едет на юг в имения, а мы ещё выбрали курьерский поезд, самый людный, наконец устроились и добрались до Подольска.
Видим, тут собираются тучи, но ещё вдали. Василий нанял три экипажа, и мы решили няню с Фёдюком и кормилицей скорее отправить от дождя, пока мы будем возиться с вещами.
 
Выехали мы в четверть часа позади них. Попались нам ужасные лошади, немного мы проехали и вернулись.
Послала в город за другим извозчиком, после он приехал, прошло ещё ½ часа. Тучи всё надвигаются. Отъехали версты четыре, разразилась гроза, да какая, град, дождь, молния за молнией, мы в открытом поле.

Наконец, дальше ехать нельзя, мы стали спиной к ветру и решились обождать, а нас то бьёт, лошади жмутся, боятся. При этом страшная мука, что и Федул попал под это же и Бог знает, может их уже убило. Ехали мы всё время в мучении.
Наконец, Василию пришло в голову смотреть на след. След оказался занесённым дождём, значит, они проехали до дождя. Так мы всё время следили.
Наконец и добрались до Меньшова, не найдя нигде на дороге обгоревшего Федюка. Оказывается, они благополучно доехали, только с дождём».


Мнение Натальи Васильевны об Меньшово:

"Имение маленькое, но страшно запущенное и говорят, грязи было, на силу отмыли. Чувствуется, что сильная бедность..."
"...первое впечатление было худшее, чем я ожидала, но теперь втягиваюсьи устраиваюсь. Страшно всё
бедно и запущено, но воздух, спокойно и приятно".

Ершов В.И.К тому же ближайшие к Меньшову соседи из Воробьёва – Ершовы, оказались чуткими и отзывчивыми людьми:

«Сейчас был Ершов, (Владимир Иванович) ужасно мил и любезен, всё нам устроит, а то мы насчёт хозяйства были в недоумении»,

Ершов В.И. - в ту пору предводитель уездного Подольского дворянства, позднее Московского губернского.


Меньшовские крестьяне пришлись Поленовым по душе:
«Деревня рядом с усадьбой. Когда мы подъезжали, крестьяне стояли у изб и кланялись, потом пришли мужики поздравлять с приездом, а за ними и бабы с ребятишками ко мне. Вообще у меня тут постоянное сообщение с бабами. Кто несёт яйца, кто кур, кто полотенце».

Наталья Поленова загорелась работой. Под ней она имела ввиду занятие живописью:

«Я как приехала сюда, то разгорелась работать. Чудо, какие этюды можно сделать, одна заросшая развалина оранжереи чего стоит».


таким дом увидела Н.В.

И одним из первых исполненных Натальей Поленовой этюдов стал этюд "Меньшово. Дом".


Уже на следующий день Поленовы вместе с огородником Николаем совершили ответный визит в Воробьёво, а на следующий вечер прошли по реке Рожае до Тургенево, где видели мельницу:

«Назад вернулись лесом и встретили Тургеневский персонаж, лесника по прозвищу Кульков. Голова повязана платком, хитро-добродушное лицо, в одной руке ружьё, в другой палка. Он как из земли вырос перед нами.

Стали его расспрашивать, какой он лес стережёт, есть ли порубки. Он отвечает шёпотом, лукаво улыбаясь. Я спрашиваю, отчего у него голова повязана – от всякого комарья; уж больно кусают. Мы с ним простились; он нас стал приглашать чаще ходить с ним видаться, голос делал всё громче. Звал нас в лесу прохлаждаться, мы уходили, а он всё громче нам вслед и долго ещё раздавался его голос».

И одной из первых фотографий исполненной В.Д. Поленовым стало фото
жены на берегу Рожайки у Тургенево

окрестности Меньшово

с прекрасным видом на лесной массив тогдашней усадьбы Одинцово-Архангельское


 3 июня Наталья Поленова -  Елене Дмитриевне:

«Ужасная у нас это время была погода, сегодня потеплело. Ночью опускается до 5, а днём не выше 11».
«Конечно, оба мы ещё более когда-либо мечтаем о своём угле, теперь, что попробовали, как можно было бы… Василий работает, я читаю».
«Василий сперва был в неособенном настроении, а теперь всё лучше, да лучше и до отчаянности дошёл. Стал даже хвалить такую жизнь, очень весел и бодро настроен».

Маленький «Федюк», которому исполнилось 9 месяцев, только начал говорить.
Наталья Поленова - Елене Дмитриевне:

«Сегодня получше и я всё утро работала…здесь масса материала, а прудик один есть, так не оторвёшься, к твоему приезду вероятно зарастёт. Даже Василий соблазнился, хочет его писать. А главное, на дне его плавают тритоны и как много, и плавунцы. Мы уже заводим акварий».
«Я видимо как всегда меру забыла, а оказывается, что мне долго работать нельзя – так разболелась спина и грудь, что не знала, что и самой делать».
 
«Мотивы у нас, какие хочешь, и даже Василий признаёт, что масса. Берега реки очень красивы, когда с ними ближе познакомишься. У меня намечено мотивов – куда не повернусь и теперь, что я тут одна, я их несколько раз в день всё обхожу.
Я вообще жизнью в Меньшово очень довольна, так тихо, спокойно, а главное, что и мой Базиленька (о В.Д.) был хорошо настроен, не знаю когда вернётся»
(отъехал в Москву).

Из письма В.Д. Поленова жене:

 «До Климовки я ехал час 5 км, пришлось ждать ¼ часа. Дорога ровная и красивая чем на Подольск, особенно пруды у Юдино (Юшино-авт.), но подъезд к станции, верста гати, очень скверной. По дороге я встретил обоз с хлебом, ямщик мне объяснил, что всё это полковника Ершова, там есть передок у одной телеги очень интересный, … что-то вроде этого (рисунок). Сама станция Климовка очень симпатична».

В гостях у Н.В. Поленовой часто бывала семья Ершова В.И.

«Сегодня была у меня Ершова Вера Ивановна и Саша …Хотя, кажется, немного дурновата, или скорее наивна». Впечатление оказалось обманчивым.
 Приязнь между двумя дамами, а затем и дружба, продолжалась и в начале XX века.

В письме к мужу:

«…А сегодня ночью заперлась с обеих сторон и, кроме того, положила около себя револьвер, так что спала спокойно».








Поддержать проект

Из фотогалерей

Яндекс.Метрика